May 8th, 2016

Истина.

Голая неприглядная Правда лежала на операционном столе, вся опутанная трубками и проводами.
Мазукта пошевелил пальцами в хирургических перчатках и приблизился к столу.
— Так, что у нас тут?..
Шамбамбукли прочитал данные с таблички.
— Фамилия и имя больного: Истина Правда. Избита. Зверски. Кроме того, над ней надругались.
— Вижу.
Мазукта склонился над избитой Истиной, осторожно прощупал её живот и помрачнел.
— Живота не пощадили! Придется резать Правде матку.
Правда застонала.
— Ребенок… мой…
— Она что, в сознании? — испугался Шамбамбукли.
— Нет. Бредит, — успокоил его Мазукта. — Ишь, ребенка пожалела! Сама, между прочим, виновата!
— То есть как? — не понял Шамбамбукли.
— Связалась с дурной компанией. Ну и как обычно: сначала там просто вольно обращались с Истиной, потом стали над ней издеваться, дергать и вертеть как попало, а потом… всем скопом познали Истину. А она, между тем, была тяжелая!
— Кем тяжелая?
— Уже неважно.
— Меня никто не любит, — сквозь сон пожаловалась Истина. — На голую… Правду… глаза закрывают.
Мазукта без комментариев вколол Правде полный шприц чего-то розового, и она снова обмякла. После этого сама операция не представляла трудностей — тем более, была уже привычна и отработана до мелочей.
— Идея, — сказал наконец Мазукта, покачивая на ладони плод. — Мертворожденная. Вот что бывает, когда насилуют Истину. Всегда.
Он прицепил на ручку младенцу дохлый номер и отправил в анатомичку.
— Посмотрим, вдруг из неё еще удастся что-нибудь полезное извлечь. Сейчас рождается столько нежизнеспособных идей! Возможно, отдельные части из этой смогут их спасти.
— А куда нам теперь? — спросил Шамбамбукли.
— Ну, на сегодня уже ничего серьезного. Осмотр пятой и седьмой палаты. Слепая Вера и безумная Надежда.
— А шестая палата..?
— А… — Мазукта обреченно махнул рукой. — В шестой уже никакие средства не помогут. Там лежит совсем безнадежная Любовь.

Спасение.

Пророк зашел в шатер и остановился на пороге.
— Вызывали?
— Ага, — отозвался демиург Мазукта. — Поговорить хотел. Ну что, милок, облажался?
— Облажался.
— Ничего больше не хочешь сказать?
— Хочу. Пропусти народ мой.
— Это не твой народ.
— Мой. Теперь — мой.
— И с каких это пор?
— С тех пор, как они поверили, что я им послан Творцом.
— То есть, мной?
— Да.
— Я тебя никуда не посылал. Ты сам это прекрасно знаешь. И этот народ не имеет к тебе никакого отношения. Я еще удивляюсь, как кто-то мог поверить в твою наивную сказочку о подброшенном ребенке? Ты — наследник престола, а они — рабы. И вообще самое презренное из земных племен.
— Именно поэтому.
— Что поэтому?
— Поэтому они — мой народ.
— А, ну да, конечно. Идеи гуманизма, товарищества, свободы воли. Это ты здорово придумал. Но ты в курсе, что мир на самом деле устроен не так?
— Конечно.
— Ты — лжепророк! Ты несешь одно смятение. Я организовал мир по четко выверенным, разумным и справедливым законам: каждый сам за себя, кто сильнее, тот и прав. А ты что делаешь? Бросил свое изначальное предназначение, создал вздорную теорию, несешь смуту… Какую страну разрушил! И как у тебя получилось, кстати?
— Людям нужны были знамения, — пожал плечами пророк. — Я дал им знамения. В конце концов, я был лучшим учеником в классе, когда нам преподавали прикладную магию.
— Это была замечательная высокоразвитая страна! Передовая, можно сказать. Одна из моих любимых. И как раз они-то, кстати, строго соблюдали мои законы!
— Да, они верили в право сильного. А мой народ верит в силу правого.
— Тьфу! И куда же вас завела эта вера? Слева горы, справа море, сзади вражеская армия, а впереди — горящий лес. Через пару часов от твоего народа останется одно воспоминание, в назидание потомкам. Чего ты хотел добиться?
— Не знаю, — сказал пророк. — Мне их просто было жаль. Я хотел подарить им надежду.
— И подарил. Опасная это штука, знаешь ли, пустая надежда.
— А другой не было, — ответил пророк. — Я создал для бедных забитых людей новое учение, я обманул их, сказав, что они избраны нести в мир свет истины. Я заставил их поверить в милосердие Творца.
— В моё милосердие?! Ты в своем уме?
— Нет, наверное. Но пока есть надежда…
— Да? И на что же вы надеетесь? Что каким-то чудом сможете пройти через горящий лес? А ты в курсе, что огонь, вообще-то, жжется? Это закон природы, который никто пока не отменял. Или, может, я должен ради вас раздвинуть огонь в стороны? А вы пройдете, как по паркету?
— Это было бы очень великодушно с твоей стороны.
— Ха. Может, вам еще ковровые дорожки постелить и автоматы с прохладительными напитками расставить?
— Если будет на то воля твоя, — сухо ответил пророк.
— Ну так знай, что моей воли на это не будет. Точка. Так и передай своей пастве.
— Я знаю. Но люди так надеются на спасение…
— Ну и очень глупо.
— Глупо. Но они надеются.
— …! — сказал Мазукта и оборвал связь.
Пророк постоял еще немного в тишине, развернулся и вышел из шатра.
— Ну что? — спросили его старейшины.
Пророк потер пальцами веки и отозвался бесцветным голосом:
— Передайте людям, пусть готовятся.
— К чему готовятся?
— К чему?.. — Пророк тряхнул головой, расправил плечи и решительно произнес: — Мы идем дальше.
— Дальше? Но куда?
— Туда. В огонь. Истинно верующие спасутся, так сказал Мазукта.
— А мы не сгорим?..
— Вы сомневаетесь в слове своего Творца?
— Нет, но…
— Значит, идем. Трубите сбор.
Слева высились горы. Справа шумело море. Сзади стояла вражеская армия, наблюдая, как безрассудные рабы идут навстречу огню.
— Жарко, — пожаловался кто-то рядом с пророком.
— Идите. Идите вперед. Сейчас будет чудо. Если вы верите в милосердного Творца — чудо будет. Он не обманет ваших надежд. Помните это.
Близкое пламя слепило, искры больно обжигали кожу. У шедших впереди начали скручиваться волосы; где-то заплакал ребенок.
— Чудо будет, — шептал пророк, высоко поднимая посох, — чудо обязательно будет! Еще немного… Еще один шаг, и оно произойдет! Только не останавливайтесь!

http://e-libra.ru/read/212721-igry-demiurgov.html