АЛЕНА (wangeliy) wrote,
АЛЕНА
wangeliy

Categories:

СМЕРТЬ ГУРДЖИЕВА . ПОСЛЕДНИЙ ВЫДОХ .

[Spoiler (click to open)]1 декабря 1947 года.

Оказывается, даже Демоны умеют кается , осознавая ошибки: причины и их последствия. Он был избран силами Сатаны и не мог противиться этому.
Английская туманная зима. Можно представить то пасмурное утро: серое окно убогой комнаты, беспорядок, недоеденный ужин на столе. Слышно, как на море — окна пансиона выходят на набережную — бушует шторм. Он, небритый, в старом, давно не стиранном халате, в домашних войлочных тапках ( из правого вылезает большой палец с жёлтым ногтем, чудовищно отросшим ), торопливо доедает крутое яйцо — его скорлупа уже через несколько часов будет занесена в полицейский протокол. И сосредоточенно, медленно, вожделенно готовит себе укол героина — в шприце чудовищная доза, которая в состоянии замертво свалить слона. По морщинистому лицу Алистера Кроули бродит сладострастная сардоническая улыбка. Он вводит себе в вену смертельную дозу героина и медленно, томительно погружается в сладостное небытиё.
Когда холодное тело «Зверя Апокалипсиса» было обнаружено прислугой, когда в комнате, пахнущей старостью и смертью, появились полицейские, врач, понятые,— в протоколе, кроме яичной скорлупы, были перечислены неоплаченные счета, векселя, старые письма, обрывки бумаги с магическими формулами и заклинаниями, незаконченными стихами. И две рукописные странички с прозаическим текстом, тоже из какого-то незаконченного произведения. Вот этот текст:
«С вершины блаженства и сладостного гипноза потерянного времени. Семена моих мечтаний отдают прощальный салют известным мирам. Я говорю картографам, которые называют мою карту невидимой, что Космос заморожен в привычке их домыслов. Их города — моё семя; их дома, жёны и тяжёлый труд — фантастические тени стабильности. Я различаю только ослепительные волны, ауру мультипликаций, тончайшего аромата кубического сантиметра грубой химической массы. Позволь вдохновенному языку плескаться свободно и ныне, и присно. Я пою резцом и полотном пилы, молотом и весами, длинными и размеренными,— всеми мелодиями ремесла. Работа бередит внутри мой аккумулятор клеток. Моё напряжение — миллион ватт. Алхимия терпелива. Действует в тишине. Подобно Дао распознает божественность риска, мощь бесполезности, случай — просто столкновение двух цепей. Пока во мне затвердевает шлак. Я перестал спрашивать себя, есть ли у меня история, так как нет больше историй, кроме поддающихся расшифровке столкновений. Матовые, бесформенные предметы случайно конденсируются и оседают в богатой руде. Мои вены испещрены алмазами, добытыми в каменном угле. Я — красный король, возрождённый из пепла бронзовый Феникс, стоящий за штурвалом пламени. Я пересёк бушующую реку тяжелейших испытаний и был коронован четырьмя стихиями. Так пусть же отныне парадокс призмы вспыхнет ярким пламенем на папирусе дерзкого голоса моего сердца. Воздушные видения трепещут. Возвращаясь из насыщенного полёта мечтателя взмахом пера. Почти прозаичен этот вихрь. Потеряны континенты, контуры, картографы. И я сам, моё первое плавание хрустально и прозрачно — беседка, увитая зеленью, маска, скрывающая лицо. Воистину планируемая полярность видения пьянящей влагой струится по граням стекла, отражая оплошность сердца и миграцию души. Я очистил город. Священной жидкости столицы придана форма её металлических кишок. Это падение Ашеров ( имеется в виду рассказ Эдгара Аллана По «Падение дома Ашеров» ), разложение чувств. Вспышки неоновых огней. Посвятите меня в секс электричества, катушек, патронов и штепсельных вилок. Перед тем как планета придаст божественности порождениям раската грома, звучащего в холмах. Только человек создаёт андрогенность. Мой ум — меланхолия тумана на заснеженном поле, пар унавоженной земли, поднимающийся к звёздам, свободно струящиеся воздушные волны волшебным ковром путешествий Синдбада. Видишь, я стою в Мексике. У меня стан древних детей Лилит, рост в двадцать три фута. Я подпирал подсолнух Ван Гога песком безумия, пока не взорвалось солнце аркана. Мы пожираем солнце, мои звёздные братья. Мы — часть его семени, величайшего оргазма, и это в нас навеки. В лихорадке миражей, в галлюцинациях пытаюсь я коснуться изысканных яств солнечного пейота, дурмана и мескаля. За остроконечными шпилями утёсов, обточенных слепящим светом, разбухшие, причудливые почки карт незаметно превращаются в оазисы...»
Какая блистательная, глубинно-мистическая, зашифрованная проза!

Среди разрозненных бумаг самоубийцы было обнаружено завещание, судя по дате — 29.11.1947, написанное в полном, ясном сознании и сосредоточении воли, когда способ ухода из жизни был окончательно определён. В завещании, в частности, говорилось, где и как должен быть погребён одинокий жилец пансионата «Лесная поляна» в Гастингсе. Воля покойного была исполнена.
Примечательными словами заканчивает своё эссе Виктор Нойберг «Кроули в Берлине — 1938 год»:
«Алистер! Великий Алистер. Грязный пансион в Гастингсе; громадный паук, изнывающий от героиновой чесотки, рыгающий добычей прошлого. Война, ускоренный психоз Европы, путешествия, расцвет эпохи Телема... Мне же выпали мучительные долгие годы раскаяния о том моменте, когда я отвернулся от науки наслаждения и созерцаний, которой он так искусно учил, и обрёк себя на тягостное одиночество в пустыне: мертвенно-бледных лиц, тугих фаллосов, испускаемой спермы, принесённых в мир этим чёрным ангелом, для нас, в союзе с ним, сквозь время и вечность. Мы с ним, его посредники».

В хмурый декабрьский день 1947 года немногочисленные «посредники» Алистера Кроули — и среди них любимый ученик чёрного мага Виктор Нойберг — хоронили своего Учителя согласно его завещанию. Чрезвычайно странная и мрачная церемония отпевания произошла в Брайтонском крематории — без священника, с пением непонятных восточных гимнов людьми в тёмно-красных плащах, с множеством свечей, поставленных вокруг гроба. Церемония вызвала гнев и возмущение местных властей. Но это было потом... Новеллист Луис Вилниксон, пылающим и скорбным взором пожирая бледный лик мага, на котором застыла едкая саркастическая улыбка, прочитал знаменитое откровенно фаллистическое стихотворение поэта Алистера Кроули «Гимн Пану». Оно заканчивалось такими строками:
Я твоя супруга, я твой супруг,
Козёл из твоего стада, я — злато, я — Бог.
Я плоть от твоих костей, цветок от твоих ветвей.
Стальными копытами я скачу по скалам
Через упрямое солнцестояние к равноденствию.
И я — в бреду; я насилую, и я разрываю, и я треплю —
Во веки веков, весь мир без конца.
Кукла, дева, монада, муж.
Во власти Пана.
Айо, Пан! Айо, Пан, Пан! Айо, Пан!
...Когда церемония закончилась и пылающее жерло печи, как геенна огненная, уже готова была поглотить бренные останки Алистера Кроули, негустую толпу провожающих в последний путь «величайшего мага двадцатого века» раздвинули трое мужчин в чёрных платах, стоявшие позади тех, кто был в крематории.
Они подошли к гробу — их суровые лица зловеще освещало пламя из печи — и молча вскинули руки в фашистском приветствии. Они не произнесли этих слов, но каждый, кто был у гроба «Зверя Апокалипсиса-666», услышал их в своём собственном сознании:
— Хайль Гитлер!..
Вот такой конец. Теперь давайте вернёмся с Вами к последним строчкам дневника другого великого мага и оккультиста прошлого столетия Георгия Ивановича Гурджиева. Давайте посмотрим как же он повествует о всей этой истории на закате своей жизни. В конце его дневниковых записей вот что записано:
14 ноября 1949 года.
«Раннее утро, ноябрь. Ну вот, я дождался любимой осенней погоды в Фонтенбло: тепло, как летом, солнечно, тихо, за окном моего кабинета — дымно-белёсая даль почти облетевшего парка, и видны засыпанные опавшими листьями аллеи. Сейчас открою окно, и в мой кабинет вольётся свежий, прогретый ласковым солнцем воздух, напоенный терпкими запахами осеннего увядания. Сейчас... Только набраться сил, чтобы встать с кресла.
Вот так... Теперь укутать пледом ноги и — дышать, дышать. Последнее время мне не хватает воздуха. Что ни говорите,— семьдесят лет. И главное дело жизни — сделано. Вот до конца ли, и верно ли сделано — другой вопрос. Какая полная тишина в парке! Не слышно ни единого птичьего голоса...
...В детстве, в Армении, в Александрополе, в другом измерении я просыпаюсь, ещё совсем рано, солнце не встало из-за гор. Весна, май. Я лежу с закрытыми глазами, и ощущение счастья, полноты жизни, невыразимого словами восторга охватывает меня. Тихо появляется мама, я притворяюсь спящим. Она на цыпочках подходит к окну и настежь распахивает его створки — вместе с утренней свежестью, с густым ароматом цветущих альпийских лугов в комнату врывается соловьиное пение. Соловей где-то рядом, в нашем саду, может быть, в густых ветках шелковицы, растущей прямо под моим окном. Его трели оглушительны, полны радости, нетерпения, буйства, они — гимн жизни. Моей только начинающейся жизни.
Боже мой! Неужели всё это было?.. Что же, итоги подведены. Но нет ответа на два вопроса. Вернее, ответы есть, я просто боюсь произнести их, признаться себе... В чём? Что же, пора! Иначе я не успею.
Вот эти вопросы. Первый вопрос: почему главный владыка Чёрного Воинства для миссии избрал меня? Во мне было ( и неужели осталось до этих пор?.. ) то, что соединяет, роднит меня с ними. Вы спрашиваете: что? Сейчас…
Второй вопрос: почему я, когда всё понял, не убил «Того, который...» в самом начале его кровавого пути? Ответ на второй вопрос. Вернее, два варианта ответа. Первый: я не знал, не мог предположить меру ЗЛА, которую получил Иосиф Джугашвили от трона Чингисхана. Я не мог предположить размеры, масштабы его злодеяний. Это действительно так. Но это не оправдание. Если известно, что ты можешь предотвратить деяние зла, пусть самое малое, ничтожное,— сделай это. Сделай это во что бы то ни стало! Я не сделал... Второй вариант ( самое удобное оправдание ): всё равно предписанное свыше свершилось бы. И если бы не Коба и я, передавший ему драгоценный камень вселенского зла, «они» нашли бы другого. Вернее — других.
И вот ответ на оба вопроса ( теперешний ответ сегодня, 14 ноября 1949 года ): всё дело в моём эгоизме. Да, да! Именно так: в моём эгоизме. Я с раннего детства чувствовал свою избранность, причастность к космическому оккультизму, никто и ничто не смело остановить меня в моём пути поиска бессмертия. Это знали обо мне духи царства тьмы. Им были ведомы и мои оккультные способности, и мой эгоизм, даже эгоцентризм. Поэтому я и был избран ими для своей «миссии». А что такое зло? Это есть кристаллизация эгоизма, стопроцентный эгоизм: «Я ТАК хочу и сделаю всё для достижения своей цели, если потребуется, всех и вся принесу в жертву.

Я должен был убить Сталина! Может быть, ценой своей жизни. В Тифлисе 7 ноября 1906 года, когда передавал ему силу трона Чингисхана. И, уверяю вас, если бы я сделал это, история двадцатого века была бы другой.
Так что же, в конце земного пути я отрекаюсь от своего «Четвёртого пути»? От учения о гармоничном развития человека? Нет! Никогда... Никогда! Я делаю только корректировку. Если бы у меня были силы и время! Я изымаю из своего учения только «сознательный эгоизм», превращающий и меня, и моих учеников в избранных, поднимающихся над «толпой». Мой «четвёртый путь» должен быть открыт для всех, желающих вступить на него. И — утверждаю! — он под силу каждому человеку, живущему на Земле. Необходимы только желание и целенаправленное, постоянное, волевое усилие.

Да, признаю: моему учению не хватало... не хватает любви к людям. Как не хватало её и мне на всём моём пути — в помыслах и поступках. Признаю: увы, это так... Каюсь. Если бы, Гупджиев видел, что основная масса двуногих - нелюди, он отрекся бы и от любви к людям. Но, он не видел, потому что, наполовину был слеп.
И нет высшей истины, чем заповедь Иисуса Христа: «Возлюби ближнего, как самого себя». Заповедь была дана живым светоносным людям о любви к таким же живым. как можно любить машину или зверя в человеческом обличьи? Никак.
Душно. Не хватает воздуха. Пошире открыть бы окно. Не могу. Нет сил подняться с кресла.
Странно: прямо из стены в кабинет вплывают рыбы. И неторопливо, играя, движутся по воздуху ко мне. Какое волшебное зрелище! Многих я знаю, ведь у меня когда-то был аквариум. Только сейчас они огромны. Сколько их — пёстрых, разноцветных, с радужными плавниками… Их всё больше, больше... Они уже заполнили весь кабинет. Плывут, плывут — изо всех стен и из окна, свободно преодолевая стёкла. Нечем дышать... Я понимаю: мне всё известно про этих рыб. Что же... Значит, пора! До свидания...
Прощайте»…
...Нет, в ноябре 1949 года желание Георгия Ивановича Гурджиева — уйти из земной жизни в Фонтенбло — не сбылось: наступило внезапное улучшение, болезнь, цирроз печени, отступила, и ученики в надежде на исцеление увезли Учителя сначала в Париж, в его квартиру на улицу Колонель-Ренар близ площади Звезды, а оттуда, когда болезнь вернулась жесточайшим приступом, в Нейи, в американской военный госпиталь. А потом была авария , подстроенная Сталиным и Гурджиев сильно пострадал.
Через несколько дней после аварии , в хмурый и мокрый декабрьский день величайший оккультист XX века, создатель «чертвёртого пуги» умер в окружении верных учеников, успев сказать им фразу перед последним вздохом, которая и сейчас повергает его последователей в мистический трепет и смущение:
— Ну и вляпались же вы!..

Р.S. Вот такова мистическая история эпопея с троном Чингисхана, которая оставила неизгладимый след в истории не только нашей страны, но и всего человечества в целом. К ней можно совершенно по разному относиться. Верить во всё это или не верить, подвергать сомнению или сомневаться, но грамотный и умный читатель, сопоставив все факты сделает однозначный чёткий вывод обо всём этом. Вот как сам писал Игорь Александрович Минутко о своих книгах, когда работал над серией своих книг «Оккультные войны ХХ века»:
«Работая над первыми книгами серии «Оккультные войны XX века», я постепенно перестал удивляться «необъяснимым» странностям ( хотя это конечно же вовсе не странности, а оккультная или, если хотите, мистическая закономерность ): в нужный момент у меня на письменном столе появлялись, если употреблять обыденную терминологию, «сами собой» необходимые в данный момент книги, документы, разрозненные листки с фактами и сведениями и после того, как работа с ними заканчивалась, бесследно исчезали. Впрочем, чаше всего потом мне казалось, что я их отдал кому-то, вернул. Или я «случайно» встречал в какой-нибудь компании или на улице незнакомого человека, и он начинал рассказывать мне, без всякого предварительного вступления и вопросов с моей стороны, то, что мне нужно для главы, над которой я мучился уже несколько дней. Или звонил телефон, и информация или соображения, интересующие меня, сообщались устно».

И это не мистика, это реальность. Вся информация к нужному человеку приходит сама. Она уже существует в информационном поле земли. Вся нужная инфа считывается человеком свободно и трансформируясь , передается нужным людям. Можно сказать, что избранным не нужно напрягаться и искать ее, она приходит сама в нужный момент. Но, так бывает не со всеми. Только с теми , кто идет по пути своего предназначения. В нужный момент и нужный час дневники Гуржиева пришли сами ко мне в руки. Они очень важны для дальнейшей эволюции сознания. Ведь я отчетливо вижу тех 144 000 живых светоносных детей Богов, которые идут по моему журналу и читают его. Мой дневник не предназначен для низменных гибридных существ и клонов. Они все равно ничего не поймут в нем. У них свое предназначение: стать топливом в печах ада. А вот тем, кто уже очень скоро войдет в Золотой Век , под управлением Отца небесного, этот журнал станет путеводителем для раскрытия сверхспособностей и СилСилы. Живые светоносные дети- это новое живое семя, которым засеивают землю заново, убирая все старое и сгнившее. И эти дети Богов уже взрослые, потому что пришло их время. Они выполнят свое предназначение и разовьют цивилизацию снова до уровня наших всемогущих предков- гиперборейцев. Я живу в самое сложное время : время тьмы, засилия зверобесами планеты, разрушения и всего самого грязного, что вообще существует в мироздании. Но, это тоже иллюзия и я понимаю, что мрак обязательно смениться великим рассветом человеческого разума , силы и любви. Не допускайте падения частотных вибраций, сыны и дочери светоносных Богов! Храните энергии любви в своих сердцах всегда, как бы вам не было трудно это сделать. И оттачивайте распознавание, чтобы все мерзкое и тварное уничтожать на корню. Бдите: избегайте захвата своего сознания ложью и хитростью темных садистов.
Tags: ГУРДЖИЕВ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment